kashubin_B&W(1)Инфраструктура страны имеет достаточный потенциал для развития. Информационные технологии уже давно должны были прийти в регионы. Почему процесс так замедлен? Дело ведь не в отсутствии оптоволоконных сетей, конкуренции или ценового «сговора». Индустрия не развивается из-за отсутствия адекватного спроса. А если нет спроса, откуда взяться предложению?

Узбекистан, являясь страной, не имеющей выхода к морю и находясь в стороне от мировых сетей передачи данных, основная часть которых сконцентрирована севернее (Россия), южнее (Индия), восточнее (Китай), западнее (Европа и Кавказ), имеет серьезные проблемы с выходом к глобальным каналам связи. А именно, нет заинтересованности инвесторов в выходе на узбекский рынок. Без частных инвесторов невозможно активное формирование конкурентной среды, которая могла бы стать локомотивом развития локального рынка интерактивных услуг по модели B2B, G2B etc. Монопольное положение оператора первого уровня лишает отрасль стимула к развитию, однако позволяет государству формировать стратегический резерв для развития инфраструктуры. Динамичное развитие ИТ сектора невозможно без создания рынка и спроса. Создателем рынка, на данном этапе, должно выступить государство.

Уровень проникновения. Цифры в отдельных источниках существенно разнятся, а порой и откровенно устарели. Чего только стоят 7,25 абонента в Бухаре и Бухарской области. Наблюдается колоссальный разброс в уровне проникновения Интернета между столицей и регионами. При этом потенциал использования высоких технологий в экономике остается нераскрытым. Вместе с тем существует риск роста безработицы, ведь если низкоквалифицированный труд заменить машинами, то люди отсанутся без работы. По крайней мере на период переквалификации. Частный сектор, в большинстве своем, не стремится повысить технологичность бизнес-процессов, хотя это и позволит децентрализовать и упростить управленческий учет, да и вообще повысить конкурентоспособность бизнеса.

Но вернемся к предложению и спросу. Что получает среднестатистический абонент, подключенный к сети Интернет посредством технологий xDSL, WiMax или 3G? В первую очередь, хорошую скорость доступа к внутренним ресурсам Узбекистана. Большинство наземных операторов предоставляет богатые контентом внутренние ресурсы. Они пользуются спросом. Вводятся новые тарифные планы, ориентированные локальные сервисы или предоставляемые непосредственно провайдером. Интернет-услуги развиваются и даже коммерциализируются. Но даже в этих условиях, закупка комплексных информационных систем остается неоправданно дорогой для большей части бизнеса.

Здорово. Но все эти интерактивные сервисы, в массе своей, доступны лишь столичным абонентам. Как обстоит дело в регионах? Провайдеров услуг совсем немного. Это операторы мобильной связи, региональные игроки и столичные компании, вышедшие на региональный рынок.

Для операторов мобильной связи Интернет – лишь сопутствующая услуга. Региональные операторы сталкиваются с нехваткой магистральных сетей и спроса. Следовательно, не могут покрыть расходы на создание собственных линий связи. Однако в Ферганской долине крупнейший региональный провайдер Simus имеет уровень проникновения 2%. Это наивысший показатель среди регионов. Конечно, есть и UzNet, и Evo, и Beeline-Buzton, и TPS, и Sharq Stream. Но им пока не удалось приблизить региональный спрос на информационные услуги к уровню столицы. А спроса нет отнюдь не из-за высоких цен. Нет услуг, которые востребованы в регионах. Хотя и ценовой фактор играет здесь не последнюю роль. Так подключение к одному из крупнейших операторов, скажем в Бухаре, стоит порядка 20 $. Спрос на автоматизацию бизнес-процессов в регионах мал. Печально. Значит нужно формировать этот спрос, в том числе и через государственные интервенции.

Качественный скачок в развитии невозможен без формирования online-сервисов. Что мы имеем сейчас? Лишь начало пути. Инфраструктура есть. Пусть пока только в столице, но она все же создана. А вот сервисов нет. ТашГТС завершает строительство магистрального кольца между ташкентскими узлами связи. Локальные сервисы получат еще большую фору. Но даже в столице невозможно ни заказать, ни оплатить электронный билет на самолет или поезд. Портал государственных услуг – больше справочник, чем интерактивный сервис.

Можно и, пожалуй, на сегодняшнем этапе нужно административными мерами создать спрос и рынок инноваций и интерактивных услуг. Яркий тому пример – электронная налоговая отчетность. Сервис пока не идеален. Но через некоторое время, при переходе на электронную форму отчетности, мы сможем с уверенностью сказать, что в повседневном делопроизводстве каждого предпринимателя поубавилось бумажной волокиты и бюрократии.

Складывается, возможно обманчивое, впечатление о том, что мы стоим на пороге технологического прорыва. Кажется, еще чуть-чуть и наступит информационная эпоха во всей своей красе. Эх, было бы у нас море – доступ к мировым каналам торговли и связи все-таки много значит. Как ты никогда не видел моря? О чем же ты будешь говорить на небесах? Там наверху тебя окрестят лохом! Ведь на небе только и разговоров, что о море и о закате.

Что делать? Формировать рынок. Развивать сектор высоких технологий. Инвестиции. Силиконовая долина по-узбекски. Что-то еще? Давайте обсудим, как сделать нашу Вселенную лучше, ведь, мы все равно победим, у нас просто нет другого выбора.

Александр Кашубин, по мотивам колонки в ЭО.

Комментарии