116c4a6f4a9ff848cca05952e5c3c420_XL

Десять лет назад я впервые прочел фантастический роман Сергея Лукьяненко «Лабиринт отражений», написанный в жанре псевдокиберпанка. Сюжет «Лабиринта» разворачивался вокруг изобретения видеоролика (дип-программы), после просмотра которого человек начинал воспринимать виртуальный мир как реальный. Крупнейшие мировые корпорации — Microsoft и IBM — поспешили воспользоваться роликом/программой для создания виртуального города Диптауна, в котором у людей могла быть никем не ограниченная свобода. Замысел удался, и город заселили люди со всего земного шара.

Ныне такой дип-программой является Facebook-сотоварищи.

С момента изобретения первого транзистора и до бума социальных сетей в середине 2000-х компьютеры, локальные сети и тем более Интернет оставались вещами в себе, разобраться в которых мог лишь красноглазый «компьютерщик».

Сегодня Интернет заменил нам ежедневную утреннюю газету за завтраком. Информация стала более доступной, мы работаем с информацией круглосуточно. Но самое интересное не в том, как мы получаем информацию, а в том, что процесс этот комплексный.

Новость в Twitter или Facebook можно прочесть за пару секунд, и велик соблазн просматривать ленту новостей не в отдельно запланированное время, а параллельно с другими задачами. Но, мозг человека не предназначен для работы над несколькими задачами одновременно, а значит, не получится общаться с друзьями и наблюдать за пультом управления атомной электростанции без особенных последствий. Но насколько же велик соблазн!

Большой Брат знает, что нам предложить — развлекательный контент, порционно расфасованный в красивую упаковку.

Мы уже давно живем в мире киберпанка, мире дополнительной реальности: узнаем о погоде за окном благодаря виджетам на рабочем столе смартфона, а новости — через Twitter.

Пользователь уже неотделим от Интернета, нет больше «онлайна» или «оффлайна», есть только дополнительная реальность, в которой пользователи не общаются друг с другом, а лишь публично рассказывают о себе.

И такая комфортная отчужденность посреди толпы и есть новая реальность.

Уже нет потенциала для новых глобальных изобретений, аналогичных двигателю внутреннего сгорания или открытию антибиотиков. Развитие технологий опережает трансформацию сознания. Стоит задуматься, насколько нам не хватает космической гонки? Открытие бозона Хиггса стало, пожалуй, идеальным научным экспериментом: сначала предсказание, пятьдесят лет кропотливой работы и, наконец, открытие.

Пять лет назад появился первый iPhone. Новый интерфейс моментально изменил мир. Однако патентам Apple, на которых базируется iPhone, уже 20 лет.

Не возникает ничего принципиально нового. Человечество не хочет жить на Луне, нам это не нужно.

Вполне вероятно, что к концу первой четверти XXI века будет открыто все, что нужно для комфортной жизни человека в киберпанковском обществе. И что тогда? Наступит конец прогресса?

alexandr avtogtaf

Александр Кашубин,
Экономическое обозрение,
№8, 2012 год

Комментарии