Информационные, а также прочие высокие технологии стали неотъемлемой частью повседневной жизни практически всего мирового населения. ИКТ проникает и влияет даже на самые отдаленные и неразвитые регионы планеты, становится ключевым фактором в развитии, инновациях и процветании экономик.

Корпорация Google активно работает над проектом операционной системы для подключенных устройств и систем – «Интернета вещей». Такими системами могут быть как кофеварки, так и умные автомобили.

Smart Bikini

afpbikini16nВо Франции начались продажи «умных бикини» за 149 евро. В купальный костюм встроен датчик ультрафиолета, который через Bluetooth связывается со смартфоном, а специальное приложение предупреждает владелицу, когда необходимо наносить новый слой солнцезащитного крема. Причем можно приобрести пляжное полотенце с аналогичным сенсором.

И это только начало фундаментальной трансформации мирового информационного и экономического пространства. «Интернет-вещей», умные дома, 3D принтеры, беспилотные автомобили, Tesla Model S и цифровая торговля коренным образом меняют бизнес-процессы, оказывают существенное влияние на регулятивную политику и социальные устои.

«Интернет вещей» уже сейчас превращается в «Интернет Всего» — Internet of Everything. Количество устройств, подключенных к всемирной паутине, превышает все население Земли.

«Интернет Всего», основываясь на экосистеме с миллиардными взаимосвязями, обеспечивает существенный рост благосостояния для каждого человека, сообществ и бизнеса. Однако индустрии необходим лидер соответствующего масштаба, располагающий ресурсами и волей к изменениям.

infograph-internet-of-everything-preview

Причем воля к изменениям крайне важна. Если европейские власти в штыки принимают стартап Uber, позволяющий совместно использовать автомобили такси, то о каком развитии высоких и умных технологий может идти речь? Инженеры будут скованны искусственными регулятивными мерами, направленными на сиюминутное благополучие отдельных слоев населения.

Что важнее — технологический прогресс или луддиты XXI века?

Именно благодаря тому, что правительства XIX века отвергли луддизм, свершилась промышленная революция, заложившая основы современного мира.

Все эти модные технологии генерируют существенные блага. Вместе с тем, сектор высоких технологий крайне рискован. Информационный мир становится все более независимым, интегрированным, что порождает беспокойство о безопасности Интернета как инфраструктуры, от которой практически полностью зависит мировая экономика, включая различные виды торговли и производства. Даже финансовая система существенно зависит от Интернета. И такая зависимость порождает информационные и криминальные риски.

Нынче модно считать, что государство и правительства имеют слабую возможность влиять и создавать инновации. Государство должно играть как можно меньшую роль в экономике и вмешиваться в процесс только в кризисные периоды обвала рынка. Однако Адами Смит был не до конца прав.

Интернет и высокие технологии, являясь драйвером экономического роста и модернизации, больше не сможет оставаться на обочине государственной политики.

Государства могут играть и играют роль в стимулировании инноваций, формировании новых и поддержке уже существующих рынков. Те страны, которые поняли это раньше, оказались на острие технологического прогресса.

Ежегодно ИКТ обеспечивает 1,6% роста ВВП Соединенных Штатов, около 5% всех инвестиций в США приходится на сферу высоких технологий

Самый быстрорастущий сектор индийской экономики – информационные технологии. Экологически чистые автомобили, программное обеспечение мирового класса, цифровые платежные и торговые системы явно были изобретены не в стране с самыми большими микрокалькуляторами в мире.

Причем правительство больше чем любой другой сектор экономики может стимулировать ценность технологических изменений, верно адресовать вызовы и обеспечивать необходимые возможности для развития. В самом деле, должен быть лидер, который сможет адаптировать изменения, создать благоприятную среду в которую вовлечь инновационный и креативный потенциал бизнес-сообщества.

Tesla-Model-S-D-22

Все острее пред Узбекистаном встает вопрос о том, как использовать мировой информационный и технический прогресс, как адаптировать лучшие мировые практики к реалиям страны. Имея 300 дней солнечного сияния в году, у нас до сих пор не сильно развита солнечная энергетика.

А что мешает создать свою Теслу, с покером и куртизанками?!

В прошлом году начали появляться действительно Интернет-магазины, пусть и с опозданием на 20 лет и пока только в Ташкенте. Не передать того чувства восторга, с каким я заказал и оплатил товар в продуктовом, и не только, Интернет-магазине. Больший восторг я испытал лишь от того, что цены в полностью электронном магазине ниже, чем в крупных розничных сетях и сопоставимы с ценами на рынках столицы. Согласитесь, переоценить удобство подобного вида шопинга, когда за окном +42 и плавится асфальт, сложно.

Узбекистану предстоит серьезная работа в развития Интернет-бизнеса.

Наличие большого количества отсылочных норм и рамочный характер законодательства не способствует развитию онлайн бизнеса.

Есть и инфраструктурные барьеры. Стабильный и быстрый доступ в Сеть – имеют только жители Ташкента. И то, относительно стабильный и относительно скоростной. Мобильный интернет, не смотря на все победные реляции сотовых операторов так и не раскрыл своего потенциала. Большинство держателей сумовых пластиковых карт не подключены к онлайн-платежным системам, отчасти в силу низкой информированности, отчасти в силу неудобства самого процесса подключения к платежным системам – необходимо посетить банк или найти инфокиоск.

Уровень проникновения интернета в Узбекистане

По данным Международного союза электросвязи на 2013 год, только ~10% домохозяйств Узбекистана имеют доступ в Интернет, и 38% населения регулярно пользуются Интернетом.

Принятие обновленной редакции Закона «Об электронной коммерции» дает позитивный сигнал бизнесу и устанавливает новый тренд —  на развитие современных моделей бизнеса, успешность которых всемирно подтверждена. Однако другие отрасли законодательства не поспевают за электронной коммерцией. Для открытия Интернет-магазина подходит лишь один ОКОНХ 71200 – розничная торговля. Но Правила розничной торговли в Республике Узбекистан не адаптированы к Интернет-бизнесу, и содержат требования актуальные только для традиционных торговых точек.

Фокус внимания правительства должен быть нацелен на снижение барьеров, упрощение регулятивной политики и стимуляцию бизнеса на создание инновационных предприятий в Интернете.

Необходимо создавать благоприятный инвестиционный климат, развивать свободные экономические зоны, а в случае Интернета — бизнес, свободный от налогов. Необходимо привлекать инвестиции, не зависимо от того, откуда они придут — из Китая, России, США или Европы.

В первую очередь в Интернет уйдет малый бизнес, для которого издержки на содержание офиса и традиционных торговых площадей могут оказаться фатальными. А от развития малого бизнеса выиграют все. Синергетический эффект приведет к развитию национального сегмента программного обеспечения – новому бизнесу понадобятся специфичные системы складского и управленческого учета, системы взаимодействия с клиентами и управления виртуальными ресурсами. Новый пользовательский опыт приведет к развитию мобильных приложений и платежных систем, что в конечном счете станет драйвером роста технологической зрелости общества и традиционных секторов экономики.

Без стратегической поддержки Интернет-бизнеса меры, направленные только на регулирование Интернета, в силу своей квази-системности, не принесут ожидаемого эффекта, что приведет к потере онлайн-экономики в целом.

Китайский банк развития, принадлежащий государству, вкладывал и вкладывает миллиарды долларов в поддержку инновационных компаний, таких как Huawei.  В итоге три четверти сетей передачи данных построены на продукции китайских компаний. Причём это не адаптация и франшиза западных технологий, а собственные разработки.

Подобные вливания играют критическую роль в формировании и развитии новых рынков: как внутренних, так и внешних.

Государственные инвестиции играли главную роль в становлении всех технологий, которые делают iPhone смартфоном: Интернет, GPS/ГЛОНАСС, телекоммуникационные сети и даже сенсорный экран были изобретены по целевому заказу государства.

В Евросоюзе, Австралии и США государственные инвестиции обеспечивают развитие зеленой экономики и возобновляемых источников энергии.

Признание важности государственных инвестиций в продвижении инноваций и развитии требует переосмысления отношения к государственному влиянию на экономику.

Вместо целевой поддержки отдельных предприятий государство должно действовать как инвестор, делая упор на диверсифицированные инвестиционные проекты.

Подобный подход тем более актуален в условиях Узбекистана, где государство является единственным инвестором, располагающим необходимыми ресурсами и возможностями для становления инновационной онлайн экономики.

Однако государство, как и любой другой инвестор, не может быть бесконечно успешным. Частный инвестор балансирует свои риски, диверсифицируя инвестиции. Такая же практика может применяться государством. Но если частный инвестор вкладывает свои собственные средства, то государство инвестирует деньги налогоплательщиков и государственных компаний. Это существенно повышает цену ошибки в выборе инвестиционного направления. Однако общество должно быть более толерантно к инвестиционным неудачам государства. На самом же деле все как раз наоборот – в случае успеха государственных инициатив народ безмолвствует, а в случае неудачи — начинается массовая истерика.

Чтобы сформировать лояльность к государственным инвестиционным проектам с высокими рисковыми ожиданиями, налогоплательщики должны получать выгоду от успешно реализуемых проектов, например, в форме налогового вычета.

Либо, часть прибыли может направляться в фонд инновационного развития, который будет поддерживать стартапы и выступать бизнес-ангелом для начинающих предпринимателей. Благодаря подобным инструментам можно обеспечить позитивный имидж государственного инвестора в обществе, привлечь частные капиталовложения и, в конечном счете, построить инновационную модель развития цифровой экономики.

Онлайн экономика — инициатива беспроигрышная, в которой лучшим выбором станет поддержка максимального числа успешных Интернет-компаний через создание максимально возможных условий для цифровых инноваций. Признание государственной роли в формировании инноваций позволит обеспечить взрывной рост смежных и приоритетных отраслей.

Изменения могут быть пугающими, но они вполне предсказуемы и, так или иначе, неизбежны.

Александр Кашубин

Комментарии